Школа для интроверта

Когда мы слышим слово «интроверт», то представляем себе человека молчаливого, необщительного, предпочитающего проводить свободное время не в шумной компании, а в одиночестве. Однако этот гротескный образ не всегда соответствует действительности. Кто такие интроверты на самом деле, нужно ли искать особый подход к их обучению и действительно ли им сложнее адаптироваться к жизни, чем обладателям другого типа личности, — разбираемся вместе с экспертами, преподавателями Ассоциации Репетиторов.

Понятие «интроверсия», по всей видимости, было введено в научный обиход Карлом Густавом Юнгом в начале 1910-х годов. По Юнгу, интроверта отличают следующие черты:

  • Ориентированность на собственный внутренний мир и субъективные ощущения
  • Развитое воображение
  • Скованность
  • Болезненная потребность оберегать личное пространство
  • Склонность к рефлексии и самокритике
  • Низкий эмоциональный ресурс

Поначалу интровертность считалась скорее негативной характеристикой, свойством личности слабой, ненадежной, неспособной добиться значительных успехов. Со временем слово приобрело нейтральную коннотацию, а сегодня быть интровертом даже модно: во всяком случае, у активных пользователей социальных сетей образ жизни интроверта ассоциируется с уютным пледом и чашкой чая или с уединенным домиком в горах.

Примечательно, что, хотя в период становления психоанализа было скорее принято четко делить людей на интровертов и экстравертов, впоследствии психологическое сообщество признало, что такое разграничение не совсем справедливо: структура психики слишком сложна, чтобы пытаться подогнать ее под однозначное определение. Более того, чистых, канонических интровертов – как, впрочем, и экстравертов – не так уж и много: человек вполне может иметь большой круг знакомств, но при этом ни с кем не делиться своими истинными чувствами и переживаниями. Или наоборот: любить коротать вечера в одиночестве, но, оказавшись в обществе, не испытывать значительных коммуникационных проблем.

Источник фото

Вместе с тем, действительно существуют люди, которые в большей степени тяготеют к интроверсивному типу личности. Нуждаются ли они в особом отношении со стороны окружающих – в том числе педагогов – вопрос непростой.

Интроверсия – не приговор

В 2014 году Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики провел эксперимент, задачей которого было выяснить, оказывает ли характер российских студентов влияние на их успеваемость. Ученые опирались на так называемую «Большую Пятерку», модель личности, в соответствии с которой каждый человек в разных пропорциях имеет в своем характере следующие черты:

  • Экстраверсия
  • Сознательность
  • Доброжелательность
  • Нейротизм (эмоциональная неустойчивость)
  • Открытость опыту

Студентам предложили заполнить анкеты, с помощью которых исследователи стремились выяснить, какие черты превалируют в характере каждого из испытуемых. Когда результаты теста сравнили с успеваемостью участников эксперимента, оказалось, что отличники, как правило, демонстрируют большую сознательность и в большей степени готовы перенимать новый опыт. Двоечники же чаще импульсивны и довольно консервативны.

Зато стойкой зависимости между экстравертностью или интровертностью и успехами в учебе в ходе исследования установлено не было. Чтобы учеба пошла в прок, нужно иметь высокую мотивацию, интерес к предмету, желание использовать полученные знания в профессии и бытовой жизни, а уж много у тебя при этом друзей или нет – дело десятое. В то же время, ошибкой будет утверждать, будто тип личности никак не влияет на сам подход студента к обучению.

В чем сила интроверта, брат?

Начнем с того, что интроверту и правда непросто дается установление первичного контакта с другими людьми – в том числе с педагогами, однокашниками и коллегами. В наши дни принято считать, что коммуникабельность – огромное конкурентное преимущество, и человек общительный, легкий на подъем, обладающий заразительным обаянием продвинется в карьере дальше сурового молчуна. Однако это предположение не всегда верно.

Источник фото

«Исходя из своего опыта, я бы не отвечала однозначно, что общительность — ключ к успеху изучения моего предмета, — говорит Наталья Ивановна, преподаватель немецкого языка. — Подчас людям общительным, подвижным, обладающим хорошей памятью легко схватить новый материал урока, но вот вопрос: что дальше? Они привыкли к тому, что учеба дается им легко, и не склонны сильно напрягаться ради достижения результата. Для того же, чтобы овладеть иностранным языком, нужно не только бойко отвечать на уроке, но и обязательно работать самостоятельно, брать на себя ответственность за свое обучение, самому выявлять пробелы в своих знаниях, задавать вопросы, искать интересующую информацию, прилагать усилия, сохранять и использовать знания.

Я бы сказала, что общительность и активность помогают учиться, при этом целеустремленность и ответственность за свой результат, которые часто бывают присущи именно людям замкнутым и молчаливым, в изучении иностранных языков гораздо важнее. И мои самые яркие результаты в работе говорят именно об этом».

Есть и другие личностные факторы, которые помогают интровертам в процессе получения образования:

  • Склонные к самокопанию, интроверты обычно стремятся добраться до сути вещей, их не удовлетворяют поверхностные знания, и они готовы потратить время на то, чтобы основательно разобраться в предмете;
  • Неразговорчивые, интроверты обычно умеют слушать собеседника, быть внимательными к его словам, улавливать его интонации, а значит, им легче дается аудирование, конспектирование лекций и т.д.;
  • Интроверты часто проявляют большие способности к концентрации, им легче на протяжении долгого времени оставаться сосредоточенными на одном деле и, соответственно, доводить его до совершенства, не отвлекаясь по мелочам.
Источник фото

Пожалуй, самая большая проблема, с которой сталкивается педагог, когда к нему на занятие попадает интровертированный ученик, заключается в том, что с таким ребенком или взрослым бывает сложно наладить общение. Он может прекрасно усваивать материал, скрупулезно выполнять домашние задания, по каждому вопросу иметь свое мнение, не полагаясь на прописные истины из учебника. Но преподавателю приходится приложить немало усилий, чтобы расположить такого ученика к себе и заслужить его доверие.

«Я думаю, глубоко закрытым ученикам нужна скорее помощь психолога, так как педагог, обладающий соответствующими навыками, большая редкость, — считает Андрей Родионович, преподаватель географии, математики и физики. — Сначала стоит попытаться решить проблему со специалистом: после этого выбрать подходящего репетитора будет гораздо проще.

В целом мне кажется, что более уместным будет делить учеников не на экстравертов и интровертов, а вот по какому принципу. Есть те, кто совсем не интересуется предметом, но родители хотят их заинтересовать. А есть те, кому предмет близок, но они по какой-то причине недостаточно хорошо его знают или не знают совсем. Здесь может сказаться и низкое качество образования в школе, и неспособность обучаться в группе. Две эти группы нуждаются в кардинально разном подходе. Для первой группы важна способность репетитора «пропиарить» свой предмет, показать, как знания, которые он дает, применяются на практике. Глубина изучения материала в таком случае менее важна.

Второй группе подойдет репетитор, способный обучать на более высоком, в том числе олимпиадном уровне. Но такому педагогу нужен ученик, который сам задает вопросы и занимается предметом не только в присутствии учителя. В таком случае обе стороны будут заинтересованы в процессе обучения, а это, на мой взгляд, является залогом успешного развития ученика».

Источник заглавной картинки

Похвала похвале

За время существования человечества взгляды на педагогику не единожды кардинально менялись. Один из самых спорных вопросов, не дающих покоя умудрённым макаренкам — хвалить или не хвалить?
При всей кажущейся простоте вопроса очевидный ответ оказывается не так очевиден. Мы попытались разобраться во всех тонкостях похвалы с помощью преподавателей Ассоциации репетиторов Наталии Алексеевны, Ольги Викторовны и Натальи Сергеевны.

Да или нет?

Что бы ни говорили адепты строгих педагогических методов (а вместе с ними и добрая часть бабушек), метод кнута сам по себе не обеспечит ни мотивации, ни здорового энтузиазма по отношению к учёбе. Успех — то, что должно подкрепляться положительной обратной связью. Какой толк от “пятёрки” за контрольную, если это просто закорючка в классном журнале?

Источник фото

“Безусловно, похвала является необходимым элементом обучения, — считает Наталия Алексеевна, выпускница ИСАА МГУ им. М.В. Ломоносова. — Хваля ребенка за удачно выполненное задание, мы даем положительную оценку его действиям и стараниям. Впоследствии ребенок будет прикладывать еще большей усилий, чтобы получить эту похвалу”.

“Я считаю, похвала необходима, так она придает ученику уверенности в своих силах, в том, что у него все получается и получится, — соглашается Ольга Викторовна, выпускница Колледжа телекоммуникаций Московского технического университета связи и информатики. — Главное, хвалить нужно за дело, за реальные старания и успехи, и также необходимы умеренная строгость и требовательность”.

Положительный эмоциональный заряд в качестве обратной связи — очень мощный мотивирующий стимул.
Попробуйте провести мысленный эксперимент. Представьте, что вы волею судеб оказались в заведении быстрого питания, а над вашим столом висит табличка “За неубранный поднос штраф 100 руб.”. Согласитесь, “Спасибо, что убрали за собой” звучит куда как убедительнее (и те, кто делает эти таблички, прекрасно об этом осведомлены).

Когда (не) хвалить?

Относительно “когда?” мнения разнятся. Традиция “хвалить за пятёрку” (или за исправление “четвёрки” на “пятёрку”) настолько глубоко въелась в нашу культурную ДНК, что сложно даже представить, за что ещё можно хвалить.

“Естественно, похвала не должна быть чрезмерной и бесконтрольной, — комментирует Наталия Алексеевна. — Нет необходимости постоянно говорить «хорошо, молодец, умница» или иными словами хвалить ребенка. Наиболее уместной она является при выполнении тяжелых заданий и при проявлении смекалки у ребенка”.

Источник фото

Наталья Сергеевна уверена, что главный критерий, на который следует ориентироваться, — это прогресс, сделанный ребёнком:

“Ученик должен четко осознавать, что он сделал правильно, и за что его хвалят. Важно хвалить за успех относительно среднего уровня данного конкретного ученика. Важно мотивировать ученика с каждым шагом повышать свои возможности. При похвале нужно акцентировать внимание на то, насколько лучше он стал относительно самого себя в прошлом, но ни в коем случае не относительно других учеников”.

Что нужно помнить, хваля ребёнка?

  • Не стоит хвалить за то, что даётся легко в силу имеющихся талантов, похвала — это в первую очередь похвала усилия, а не способности. “Подсаживаясь” на слова признания, ребёнок начинает от них зависеть психологически, а прекращение похвалы несёт с собой хронический дискомфорт с последующей завистью, мелочной обидчивостью, ревностью к чужому успеху, подозрительностью и т.п.
  • Ни в коем случае не стоит ставить ребёнка, которому легко даётся что-то, в пример другим, у кого это получается с трудом, несмотря на затраченные усилия. Это не только не прибавит мотивации последним, но и создаст между ними конфронтацию за счёт угнетения одних и превознесения других. Такое противопоставление провоцирует не прилежание, а только потакание эгоцентризму.
  • Не стоит хвалить за задание, выполненное ребёнком из соображений “похвастаться перед другими”. Вообще, чем меньше поощряется тщеславие и другие проявления жадного “я”, тем лучше и здоровее для личности ребёнка.
Источник фото

Как хвалить правильно?

Два главных правила в тонком искусстве похвалы, — грамотно выбранные момент и форма. Безотносительно учёбы любое проявление индивидуальности и стремление удовлетворить любопытство — вещи похвальные. Заметить их — не самая простая задача для родителя, но учиться никогда не поздно, не так ли?

“Выражение похвалы зависит от возраста и характера ребенка, не обязательно ограничиваться «хорошо, молодец», — говорит Наталия Алексеевна. Например, при изучении китайских иероглифов я выделяю в рамочку хорошо написанные иероглифы и даю им титул «самых красивых иероглифов». Можно сделать многогранную оценку работы ребенка: например, д/з, поведение, активность на уроке, аудирование, тесты. Я предпочитаю использовать 10-бальную шкалу, нежели 5-бальную, т.к. дает больше возможностей для оценки стараний ребенка. Это тоже является своего рода похвалой, т.к. дети стараются получить максимальный балл”.

Источник фото
  • Очень важно помнить, что для ребёнка взрослый — главный канал, из которого он может получить сведения о том, какой он. Поэтому, о чём бы ни шла речь, главное правило — оценивать поступок, а не личность ребёнка.
  • Следуя той же самой логике, важно обязательно подчёркивать “я” в вашей похвале: для ребёнка очень важно, что это именно вы наблюдаете его достижения. “Мне нравится то, как у тебя получилось то-то”, “Я заметил, как ярко ты нарисовал то-то”.

“Похвала должна быть конкретной — не просто «молодец», а «молодец, все выучил» или «молодец, постарался и все сделал правильно», — комментирует Ольга Викторовна.

  • Больше конкретики. Ребёнку важно понимать, что вы видите, что вообще делается. “Молодец”, сколь бы искренне ни было произнесено, так или иначе очень обобщает, и, поди разберись, действительно ли мама увидела, что все без исключения сказуемые подчёркнуты по линейке двойной чертой.

Связной, связной

По большому счёту, похвала — это не что иное, как обратная связь, в которой вы выражаете своё удовлетворение (радость, восхищение, одобрение, восторг) действиями ребёнка.
Никто не мешает (а напротив, все только за) использовать обратную связь в качестве инструмента для профилактики чего угодно, опираясь на правило “отрицательный результат — тоже результат”.
Основные принципы — просто следствие здравого смысла.

  • Обратная связь (как положительная, так и отрицательная) должна быть своевременной. Хвалить ребёнка за шахматный турнир, выигранный неделю назад, а равно и журить за не сделанную месяц назад домашнюю работу, — совершенно лишённое смысла занятие.
  • Если ребёнок не справился с чем бы то ни было (начиная с контрольной и заканчивая уборкой в собственной комнате), говоря об этом, предложите возможный путь решения проблемы. Не “Убери немедленно!”, а “Что, если разложить вещи на полках по цветам?”.
  • Интересуйтесь мнением ребёнка. Задавая вопросы о том, как ему удалось, как ему понравился результат, что он думает о проделанных трудах, вы даёте ему понять, что вам не всё равно (с одной стороны), и явно показываете ребёнку значимость его собственного мнения.

В заключение

Разумеется, дотошные учёные не могли обойти внимания такой важный вопрос, как влияние похвалы на обучаемость. Кэрол Двек из Стэнфордского университета проводила эксперимент в группе детей, чтобы выяснить, как правильно использовать положительную обратную связь.

Часть детей одобряли за их способности (“Ты такой умный!”), а других хвалили за приложенные усилия (“Ты очень хорошо постарался”).

Результаты оказались ошеломляющими: “умные” дети выбирали себе задания “по уму”, стараясь не рисковать, в то время как “старательные” шли на риск и старались ещё больше.

Восхищаясь умом и природными способностями ребёнка, мы рискуем уверить его, будто ум — это постоянное свойство, которое невозможно контролировать. Новые сложные задачи при этом будут казаться чем-то, что этому умищу неподконтрольно, и страх не оправдать ожиданий будет парализовать любое желание продолжать.
В эксперименте “умные” дети очень тяжело переживали свою неудачу и теряли мотивацию, а те же, кого хвалили за результаты, относились к трудностям с лёгкостью и терпением.

P.S. Интересно, что первая в истории человечества ссора, произошедшая на Земле, если верить Библии, случилась из-за отсутствия похвалы. Каина, как мы помним, чрезвычайно расстроила неблагосклонность Всевышнего, в результате чего случилось то, что случилось.
Разумеется, мы не пытаемся привести религиозный текст для доказательства научных тезисов, но в качестве пищи для размышлений этот эпизод нам кажется весьма и весьма любопытным.

Источник фото

Источник заглавной картинки

Только «пятерка»!

Давая напутствие первокласснику перед праздничной линейкой, родители часто желают ему учиться только на «отлично». Ничего особенного в этом вроде бы нет, однако такой посыл вполне может развить у ребенка так называемый комплекс отличника, который впоследствии проявится и во взрослой жизни. Зачем нужны школьные отметки, почему стремление быть первым во всем порой принимает опасные формы, и гарантируют ли «пятерки» профессиональный успех в будущем — разбираемся с нашими экспертами, преподавателями Ассоциации Репетиторов.

Под синдромом отличника обычно подразумевают состояние, при котором человек хочет быть первым во всем и получать только превосходные оценки своей деятельности. Этот синдром – или комплекс – может быть неплохим подспорьем и стимулировать на новые достижения в учебе и работе, а может перерасти в серьезный невроз, бороться с которым придется уже медикаментозно.

По симптоматике синдром отличника частично совпадает с перфекционизмом: и в том, и в другом случае человек стремится довести до идеала любое свое начинание и не терпит полумер. Разница же заключается в том, что перфекционист ищет критерии совершенства внутри себя, ориентируется главным образом на свои представления о прекрасном и может бесконечно переделывать проект или переписывать сочинение, даже если все вокруг твердят, что он уже достиг отличного результата.

Для того, кто страдает синдромом отличника, напротив, важна в первую очередь реакция окружающих, он жаждет похвалы и пойдет на все, лишь бы добиться одобрения своих действий – увидеть свое фото на доске почета или получить заветную «пятерку» по математике.

Такой маленький, а уже отличник

Проявления синдрома отличника у ребенка и у взрослого человека несколько различаются: дети и взрослые по-разному социализируются, окружение предъявляет к ним разные требования, они руководствуются разными критериям, оценивая свои успехи или провалы.

Источник фото

Очевидно, что для ребенка, страдающего синдромом отличника, характерно чрезвычайно болезненно реагировать на ситуацию, когда учитель ставит ему любую отметку, кроме «отлично»: даже «четверка» воспринимается как конец света. Известно немало случаев, когда плохая оценка становилась поводом для суицида: например, в апреле 2014 года в Казани ученик пятого класса повесился, получив «двойку». О причинах этого явления будет сказано ниже, а пока выделим ряд особенностей поведения ребенка, которые помогут родителям понять, что ему, возможно, требуется психологическая помощь:

  • Ребенок с синдромом отличника без тени сомнений жертвует встречей с друзьями, походом в цирк или возможностью поиграть в компьютерную игру ради того, чтобы весь вечер просидеть над учебником и подготовиться к уроку так, чтобы материал отскакивал от зубов;
  • Болезнь не является для него поводом не идти в школу, и он может не рассказать старшим родственникам, что плохо себя чувствует, лишь бы не пришлось пропускать занятия;
  • Его настроение напрямую зависит от оценок, которые дают ему окружающие: он впадает в отчаяние в ответ на минимальную критику и становится заносчивым, получив похвалу;
  • Даже в условиях напряженного графика он не жалуется не усталость и может до поздней ночи сидеть за уроками, если его вовремя не прервать;
  • Он становится завистливым, и успехи одноклассников вызывают у него приступы агрессии.

«Порой родителям бывает трудно заметить, в какой момент возникает нездоровый сдвиг от усердия к учебе в сторону болезненной реакции на недостаточно высокие оценки, — говорит Елена Павловна, преподаватель литературы и русского языка. — Беспокоиться можно начинать тогда, когда ребенок становится нервным, раздражительным и закатывает истерики по поводу оценок или, наоборот, уходит в себя, не гуляет, не общается со сверстниками. Здесь важно поговорить с ребенком и объяснить ему, что в процессе учебы гораздо важнее узнавать что-то новое, а не лезть из кожи вон, чтобы быть во всем первым. То есть нужно сформировать у него правильный учебный мотив: учиться — это значит постигать знания и уметь потом применять их в жизни, а внешнее одобрение и общественное признание важны, но не первостепенны».

Источник фото

«Школьные оценки представляют собой достаточно субъективное мнение учителя о знаниях ученика, они отражают действительность лишь наполовину, — считает Дмитрий Дмитриевич, преподаватель математики и информатики. — Один и тот же ребенок в слабом классе будет легко получать пятерки, а в более сильном классе может даже не оказаться в числе хорошистов. К тому же необходимо учитывать тот факт, что бывают хорошисты, которым все дается просто: прилагая минимум усилий, они находят способы так или иначе получать хорошие оценки, в то время как другие лишены подобных качеств. Они не понимают, как это происходит, и не могут так же легко, играючи учиться на «четыре» и «пять». И, лишь досконально изучив материал и потратив немало времени на подготовку, получают заветную «пятерку», в то время как кто-то другой получает ее на этом же уроке, потратив на подготовку лишь 5 минут на перемене».

Трудности взрослой жизни

Если школьная система образования предполагает жесткую, фиксированную систему оценки знаний, и ребенок хорошо понимает, чем «двойка» отличается от «пятерки», то взрослому обладателю синдрома отличника приходится в определенном смысле сложнее: да, вызов на ковер к начальству очевидно эквивалентен плохой отметке, а вот практика поощрений за успехи существует далеко не в каждой компании. К тому же распространено мнение, будто, если перехвалить работника, он сразу начнет халтурить.

Да и в целом принято считать, что, чем старше и опытнее становится человек, тем лучше он должен контролировать свои эмоции, поэтому дружеские комплименты, особенно среди мужчин, не слишком распространены. В таких условиях синдром отличника часто не находит выхода, консервируется, усугубляется и принимает угрожающие формы:

  • В поисках валидации человек начинает часто менять места работы, нигде не задерживаясь больше нескольких месяцев;
  • Он испытывает проблемы с построением как романтических, так и дружеских отношений: ему необходимо, чтобы его выбор был безоговорочно одобрен обществом, что в принципе невозможно;
  • Он становится склонен к тревожному или обсессивно-компульсивному расстройству, а также к депрессивным эпизодам.

Кроме того, некоторые психологи утверждают, что одним из проявлений синдрома отличника является неспособность человека перестать учиться: он получает одно высшее образование за другим, постоянно ходит на курсы и занимается с несколькими репетиторами, хотя формально в этом нет острой нужды.

Источник фото

«Позволю себе сказать, что синдром отличника вообще мало связан с нежеланием покидать учебную скамью, тем самым отодвигая реальные дела на потом, — не соглашается Дмитрий Дмитриевич. — Да и разве можно однозначно оценить, идет ли человек учиться ради того, чтобы отстраниться от реальности, или это ему действительно необходимо для дальнейшего роста? Некоторые считают высшее образование пустой тратой времени и не поступают в вуз, и, возможно, для них это действительно самое правильное решение! Правда, тот, кто университет не закончил, но многого добился в жизни, как правило, смог бы без особого труда получить высшее образование, но сознательно выбрал другой путь».

Родители и учителя против ребенка

Корни синдрома отличника, как ни странно, обычно лежат в плоскости отношений человека не с учителями, а с родителями. Спровоцировать его могут, казалось бы, совершенно невинные фразы, адресованные ребенку:

  • «Четверка – это не оценка!»
  • «Ты недостаточно стараешься!»
  • «Я в твои годы учился только на отлично!»
  • «Будешь плохо учиться – станешь дворником!»
  • «А вот у тети Маши дочка четверть на все «пятерки» закончила!»

В некоторых семьях даже существует традиция платить ребенку символическую сумму за хорошие отметки и/или наказывать его работой по дому за плохие. В результате «пятерки» становятся для детей способом заслужить любовь папы и мамы, доказать свою значимость, завоевать авторитет в семье.

Царящая в классе атмосфера, а также общепринятый подход к получению школьного образования играют второстепенную, но все же немаловажную роль. Сегодня, когда вопросом престижа становится наличие модного гаджета или одежды известного бренда, дети все реже по своей инициативе дразнят одноклассников за «двойки». Зато учителя продолжают развешивать ярлыки и делить класс на «тупиц» и «умников».

Источник фото

Чтобы избежать этого, в ряде стран – например, в Финляндии – школьные отметки до определенного срока не имеют большого значения, ученики редко пишут контрольные, а учителя не стремятся к увеличению числа отличников в классе: они скорее заботятся о том, чтобы отстающие не чувствовали себя аутсайдерами.

«Достижения детей в учебе и качество усвоения программного материала, разумеется, должны фиксироваться и оцениваться, — уверена Елена Павловна. — Это помогает понять, в какой мере ребенок способен самостоятельно оперировать полученными знаниями и какое содержание обучения можно ему предложить далее.

Система оценок учебного процесса позволяет подобрать для каждого ребенка, в том числе и для аутсайдера, доступное и при этом немного опережающее его возможности содержание обучения, т.е. учить тому, что он может усвоить, а не тому, что он уже знает. Только так можно реализовывать индивидуальный психологистический потенциал каждого ребенка, как сильного, так и слабого».

Так ли важны «пятерки»?

Даже если представить, что в школе ученикам перестанут выставлять отметки по пятибалльной (или любой другой) шкале, каждому человеку рано или поздно придется столкнуться с тем, что его действиям, знаниям, внешности будет дана оценка. Поэтому комплекс отличника может запросто трансформироваться в «комплекс лучшего работника месяца», или в «комплекс самой красивой девушки в группе», или в «комплекс великого мудреца» и т.д.

Как этого избежать? Увы, универсального рецепта тут нет и быть не может. Для того, чтобы выработать адекватное отношение к чужим суждениям о себе, часто требуются годы кропотливой работы над собой. Ребенку такую работу вести особенно сложно, поскольку в его распоряжении пока нет соответствующих психологических инструментов, в то время как ему со всех сторон твердят: «Будь лучшим! Будь амбициозным! Обеспечь себе успешное будущее!»

Источник фото

«Кто после школы добьется больших успехов? Однозначного ответа на этот вопрос у меня нет, — признается Дмитрий Дмитриевич. — Хотя нередко оценить, ждет ли человека успех в будущем, можно по тому, насколько легко ему даются новые знакомства и общение с другими людьми: при прочих равных это является серьезным конкурентным преимуществом. Учиться хорошо – модно, как и вести здоровый образ жизни, поэтому дети, которым крайне важно, что о них думают окружающие, сильнее подвержены синдрому отличника. Но не оценки влияют на будущее, а то, какие навыки были приобретены за годы обучения в школе. Как раз в этом и заключается самая большая сложность: невозможно заранее определить потенциальную полезность тех или иных школьных знаний. Более того, бывают ситуации, когда просто нет возможности себя реализовать. Например, возможно, в будущем вы станете превосходным гонщиком “Формулы-1”? Как в школе должен проявиться данный талант? Никак!»

Нам стоит принять как данность тот факт, что оценки в школе не всегда ставятся справедливо и что они характеризуют не личность ученика, а лишь его успеваемость: «двойка» не делает ребенка недостойным, никчемным, ужасным, а «пятерка» — замечательным, любимым, уникальным.

Источник заглавной картинки

Обстановка перемены

Кажется, единственная черта, объединяющая все школы на свете — звуковой фон на переменах. Коридоры заполняются шумом и топотом, учителя стараются идти быстрее и поближе к стенке, самые низкие школьники всерьёз рискуют быть затоптаны. “Отдых” на перемене в школе трактуется вполне единодушно как возможность подвигаться и пошуметь. Почему так — и что об этом думает школьная система, — разбираемся сегодня с помощью преподавателя Ассоциации репетиторов Наталии Владимировны.

Необходимость шуметь

В книге Виктора Дольника “Непослушное дитя биосферы” описывается феномен “пошумелок” — коллективных шумных сборищ молодняка, демонстрирующего таким образом мощь своей группы.
Едва ли эту милую биологическую особенность можно с полным основанием использовать как объяснение происходящего на переменах, но в качестве метафоры она более чем уместна. Школьники, только что просидевшие целый урок под строгим учительским надзором, всем своим поведением заявляют “Свобода!”, пусть даже эта свобода длится считанные минуты.

Источник фото

Но если сами по себе “пошумелки” воспринимаются учителями как неизбежное зло, то вот “беготня” — определённо предмет, который по меньшей мере принято “искоренять”.

“Даже временное статическое напряжение отрицательно действует на микроциркуляцию и гемодинамику, снижая подвижность нервных процессов и нарушая регуляцию вегетативных функций. Ограниченная мышечная деятельность не только задерживает развитие организма, ухудшает здоровье, но и приводит к тому, что на последующих возрастных этапах школьник с трудом осваивает или не может овладеть теми или иными жизненно необходимыми двигательными навыками”, — меланхолично сообщает учебник по валеологии Н.Н. Малярчука.

Это же пособие (и тем же меланхоличным тоном) уверяет читателя, будто “двигательная активность является… главным фактором физического развития в жизни ребёнка”. Что, конечно, не может не удивлять, учитывая, с какой истовой настойчивостью преподаватели пытаются эту физическую активность ограничить. Кажется, первое с чем ассоциируется школа, — это поза “руки на парте”, которую запрещено менять под страхом двойки.

Источник фото

Правда, у этой позы есть и обратная сторона: чтобы поддерживать её в должном виде, необходим мышечный корсет. А для мышечного корсета, в свою очередь, необходима двигательная активность. А для двигательной активности…

“У меня есть опыт работы в школе, где детям запрещали бегать на переменах. Сейчас я работаю в другой школе — здесь детям разрешают бегать и играть в подвижные игры в рекреациях под присмотром учителей, — рассказывает Наталия Владимировна, выпускница МПГУ, специалист по логопедии и специальной психологии.
По своему опыту могу сказать, что, конечно, вариант с играми (салки всех разновидностей, кошки-мышки и т.д.) детям подходит больше: на уроках они уже готовы к обучению, так как не нуждаются в немедленном выбросе скопившейся энергии.
Когда детям запрещали бегать и играть на переменах, шуметь, то и на уроках они были перевозбуждённые, не слушались и, соответственно, хуже воспринимали учебный материал. Я считаю, что детям (особенно в начальной школе) обязательно нужно разрешать на переменах играть в подвижные игры, но все учителя должны наблюдать за этой игрой. У нас в школе все учителя на этаже начальной школы во время перемен стоят в коридорах и дежурят на предмет опасных для детей ситуаций”.

Школьный коридор

Источник фото

Разумеется, у учителей есть свои причины недолюбливать “беготню”. Дело, конечно, не в том, что они и без того измучены жизнью, а тут ещё детский топот и крики. Отнюдь.
В ситуации, когда сил много, а осознанности пока что ещё нет, велик риск самых разных последствий:

  • драки (из-за внезапного столкновения)
  • “порча школьного имущества” (разбитые стёкла, вмятины в дверях, etc.). Особенно “достаётся” стеклу двери между лестничным проёмом и коридором.
  • травмы при ускоренном спуске по лестнице (а как иначе?)
  • травмы при позднем “торможении” или внезапно открывшейся на пути двери
  • травмы при падении (причин множество — от специально поставленных подножек до развязанных шнурков)

Хорошая новость заключается в том, что малоконтролируемая двигательная активность — достояние по большей части младшей школы. У старших школьников на перемене главная задача — социализация.

Подросткам пространство для рекреации нужно в первую очередь как площадка, где они могут продемонстрировать себя. Для подростков 13-14 лет школьный коридор превращается в своего рода саванну, где сразу видно своих и чужих и где самопрезентация становится основой успешного существования не в меньшей степени, чем хорошая учёба (если не в большей).
По этой причине так популярны становятся у восьми- и девятиклассников скамейки на первом этаже, около раздевалки. Это идеальное место, с которого видно всё вокруг — и на котором тебя тоже видно всем, кому ты хочешь себя показать.

Источник фото

“Учащимся средней и старшей школы на переменах необходимо предоставить зону для общения, а если им необходимо подвигаться — сделать доступным спортивный зал на время перемен”, — считает Наталия Владимировна.

Образ действий

В тёплое время года у школьников (чисто теоретически) есть возможность выходить на перемены на улицу, где можно подвигаться. Это, впрочем, работает лишь во время больших перемен, да и то не всегда: необходимость переобуваться убавляет пыл даже у самых энергичных.

Вместе с тем в школе как правило есть спортивный зал — и нет никаких оснований, почему бы его не задействовать в интересах тех, кому не сидится на месте.

“Для спортивных старшеклассников должен быть доступ к спортивному залу во время перемен — под присмотром учителя физкультуры, — подчёркивает Наталия Владимировна. — Ребята могут поиграть в баскетбол или волейбол. Некоторым детям порой нужно просто выместить злость (или какие-либо другие сильные эмоции) на мяче: можно просто забивать голы в футбольные ворота. Тоже наблюдала такие ситуации не раз — ребятам подобная терапия «отыграться на мяче» очень помогала прийти в себя перед следующим уроком”.

Многие частные школы, чья планировка позволяет учитывать пожелания владельцев, подходят к созданию зон отдыха с большим творческим запалом, устраивая в них настоящие рекреации с мягкими диванами, коврами, wi-fe и столиками. Разумеется, у типовых государственных школ такой возможности, как правило, нет, но, по мнению Наталии Владимировны, это не большая проблема.

“В стандартных школах в форме буквы Н рекреации на 2 и 3 этажах одинаковые — их площади вполне хватает как для подвижных игр, так и для организации зон отдыха. Минимальные требования — дать возможность (пространство) тем, кто хочет двигаться, и предоставить диванчик тем, кто предпочитает пассивный отдых. Повышение комфорта дальше зависит от типа здания”, — считает педагог.

Источник фото

В идеальном мире зоны отдыха можно было бы устраивать с учётом обратной связи от учеников. Например, нет ничего сложного в том, чтобы выделить небольшую полку для буккроссинга, где бы учащиеся могли оставлять прочитанные книги и брать себе те, что хочется прочесть.
Стенгазеты — формат, как будто бы уже изживший себя, — можно было бы превратить в средство для организации групп для работы над творческими проектами — к праздникам или просто так.

Источник фото

Пространство школьных коридоров, обычно пустое и исключительно безликое, по большей части воспринимается как источник опасности и место, где нужно всегда быть начеку — и происходит это преимущественно потому, что ровно этого от него и ждут.
Дать школьникам “обжить” его — как будто бы невыполнимая утопия: сразу представляется орда инстанций, ведающих пожарной безопасностью и множеством других безопасностей, которая только и ждёт, как бы запретить всё, что намекает на жизнь и движение.

Но с чем большей привязанностью и теплом школьники относятся к школьному пространству, тем меньше в них желание намеренно его разрушать и вносить в него деструктивный хаос — в виде несмываемых надписей, приклеенных жвачек, etc. Возможно, дать возможность ученикам качественно передохнуть между уроками — первый шаг к тому, чтобы школа чуть меньше ассоциировалась с грустной повинностью.

Источник заглавной картинки