Разный русский

Тема сегодняшней статьи может показаться неожиданной — казалось бы, о чём таком могут молчать на уроках русского языка? Тем интереснее нам было обсудить это с преподавателем Ассоциации репетиторов Еленой Викторовной, специализирующейся на русском языке.
Что обычно остаётся вне стен класса русского языка, о чём никогда не спрашивают ученики и чем русский язык, изучаемый в школе, отличается от любого другого, — обо всём этом мы поговорим сегодня.

Когда-то великий и могучий

В сентябре 2014 года Минобрнауки подготовило доклад, в котором рассказывалось о состоянии русского языка на текущий момент. Авторы не только сетовали на непопулярность русского языка в общем, но и ужасались тому, в каком виде язык используется учащимися и студентами. “Наблюдается снижение уровня владения русским языком как государственным в России среди учащихся и студентов, ухудшение условий для изучения русского языка в большинстве стран, а также широкое распространение вульгаризмов и иностранных фразеологизмов”.
На то, чтобы исправить ситуацию, министерство просило ни много ни мало семь миллиардов рублей.
Вероятно, нечто похожее испытывали французы в конце XVII века. В 1694 году свет увидел “Словарь Французской Академии”, авторы которого уповали на то, что, закрепив языковые нормы на бумаге, смогут остановить процесс изменений (читаем “коверканий”) в языке. Напрасный труд: французский язык, как бы ревностно за него ни бились любители французской словесности, всё равно менялся — и меняется — и будет меняться. Как и любой другой язык.
Разумеется, эта небольшая колонка — не место для пространных размышлений об антиномиях, лежащих в основе языковых изменений, но критически важно в самом начале объяснить очевидное: язык меняется, пока существуют носители языка.

Источник фото

Чистописание вместо проживания

Проведём небольшой мысленный эксперимент. Представим на секунду школьный урок русского языка. Что там происходит? Вот несколько вариантов.

  • Отработка умения вставить нужную букву в нужном месте
  • Отработка умения поставить нужный знак препинания в нужном месте
  • Проверка того, насколько успешно отработаны два первых умения (контрольная или самостоятельная работа)

Теперь попробуем выбежать из класса и представить, как мы чаще всего пользуемся языком вне школьных стен. Насколько похоже то представление о языке, которое мы получаем в классе, от реального языка?
Особенно драматически это столкновение “ожидание-реальность” воспринимается в момент знакомства с так называемыми “стилистическими ошибками”.

“Мне довольно трудно определить, какое оно «школьное представление о правильном литературном языке», — говорит Елена Викторовна, выпускница Литературного института им. А.М. Горького. — На мой взгляд, все зависит от личности учителя словесности, от его образованности, от его чувства стиля и чувства языка.

Хорошо, если учитель замечает стилистические ошибки в сочинениях, указывает на них и объясняет, как лучше написать иначе, каким синонимом можно заменить неподходящее по стилю слово. Но чаще всего ученик получает после проверки сочинение, в котором красной волнистой линией подчеркнуты некоторые слова или целые предложения и не понимает, в чём именно там проблема. Ко мне довольно часто обращаются школьники с просьбой прокомментировать их школьные сочинения и объяснить ошибки, чаще всего недоумение вызывают именно стилистические ошибки”.

Источник фото

Говорить о стилевом разнообразии в школьном классе как будто бы “чересчур”. Предполагается, что школьная программа и без того насыщена, и “нам бы научиться правильно писать “ча” и “ща”. В результате мерилом знания языка становится отметка, основывающаяся на умении писать грамотно. Получается, что больше десяти лет мы занимаемся единственно оттачиванием инструмента письменной коммуникации. Воистину очень странно, что, несмотря на усилия педагогов, устная речь так неприятно деградирует.

Жанры, стили, нормы

Много ли среди школьников тех, кто отважится узнать у преподавателя, что такое стилистическая ошибка и почему она ошибка? И вообще — что это за “стиль” в языке (усилиями СМИ слово “стиль” сегодня едва ли не монополизировано модной индустрией),

“К сожалению, стилевое разнообразие языка сегодня интересует немногих, — сетует Елена Викторовна. В основном ко мне обращаются старшеклассники, чтобы подготовиться к ЕГЭ. Но каждый год среди них встречаются один-два человека, желающие поступить в Литературный институт или на журфак. С такими ребятам мы готовимся к внутренним экзаменам: творческому конкурсу и этюду.

Я помогаю абитуриентам редактировать их работы: рассказы, повести, стихотворения. В процессе подготовки к творческим испытаниям мы говорим о стилистике и языковой образности, учимся видеть стилистические шероховатости в собственных произведениях. Если у нас достаточно времени для подготовки, я задаю этюды на разные темы, а после мы обсуждаем, что удалось на уровне стиля, образности и композиции, а над чем еще нужно поработать”.

Источник фото

Но тех, кому удаётся узнать о языковых стилях, совсем немного — чаще всего это, как отметила Елена Викторовна, абитуриенты вузов, готовящихся к профессиональной литературной деятельности.
А для чего бы, действительно, иметь представления о стилях остальным?

  • Понимание того, как работают языковые стили, сильно упрощает жизнь, когда нужно написать сочинение, реферат или курсовую.
  • Чуткость к разнице в языковых стилях — навык такой же утилитарный, как умение использовать таблицу умножения.
  • Успех деловой переписки на 85% состоит из правил делового стиля, и на 15% — из умения изящно их нарушать (справедливости ради, отметим, что всё вышесказанное не имеет значения, если хромает орфография).
  • Наконец, понимание того, что стиль — это только стиль, позволяет избавиться от его психологического диктата.

“Мне кажется, что требовать от ученика канонически правильного литературного языка в сочинениях неверно с точки зрения педагогики, — заявляет Елена Викторовна. — «Гладкость» и «причёсанность» может навредить тексту, сочинение от этого потеряет живость, а ученик со временем перестанет выражать свои мысли и чувства искренне. Мне повезло с моими учителями литературы, они разрешали мне экспериментировать. Может, именно поэтому я выбрала творческую профессию”.

Что говорить, когда хочется говорить

“Следи за языком” — одна из фраз, которые, кажется, преследуют с самого детства. Что и говорить, далеко не всякое слово можно позволить себе в “приличном обществе”. Но чаще всего учителя русского и литературы жалуются на вянущие уши не из-за обсценной лексики, а из-за подросткового сленга, который, кажется, полностью изживает “нормальный” русский язык.

Хорошая новость для тех, кто очень переживает за падение нравов: в групповых социальных жаргонах сильна тенденция к экспрессивности. Или, выражаясь “нормальным” русским языком, подростки на то и подростки, чтобы говорить на своём собственном языке.

Источник фото

Обидно не то, что школьники в массе своей безразличны к “хорошему” русскому. Обидно то, что в школе не рассказывают, что помимо языка Пушкина и Толстого есть ещё огромное количество других, и что эти другие, может, и не так желательны к употреблению в уже упомянутом “приличном обществе”, но совершенно точно не менее интересны.

К примеру, разговор о языке бродячих торговцев офеней (тот самый, легший в основу “фени”) — чем не повод поразмышлять о том, для чего вообще нужен язык? Разговор о диалектах — чем не повод поговорить о том, как так случилось, что мы все говорим на каком-то одном языке? Почему для нас существуют свои “правильно” и “неправильно” — и кто выбирает, как всё-таки правильно?

“Я более десяти лет преподаю русский язык как иностранный, довольно часто ко мне обращаются люди, желающие избавиться от акцента, — рассказывает Елена Викторовна. — Обычно это иностранцы, уже давно живущие в России и неплохо владеющие русским языком. Многие говорят, что желание звучать, как русский, т.е. не отличаться от носителей – это для них определенный способ защиты”.

Источник фото

В известном смысле стремление “пригладить” язык школьников и привязать его к литературной норме, заставить их “звучать как надо” — такой же, только вряд ли отрефлексированный, способ защиты.

Слово живое и мёртвое

На первый взгляд может показаться, что перечисленные темы больше похожи на спецкурс для лингвистов. Жаргоны, диалекты, лексические нормы — от одних этих слов мороз по коже!
Но речь ведь не о том, чтобы выгрузить на школьников ещё один небольшой фургон терминов и понятий, вовсе нет.
Речь о критически важной вещи — о понимании того, что есть язык. Механическое ли это вычисление уместного “не” или “ни” — или нечто живое, дышащее и, в конечном счёте, показывающее мир через определённые линзы.

Источник заглавной картинки

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s