Учиться никогда не поздно


В 2012 году житель Австралии Адам Стюарт был признан самым взрослым выпускником вуза в мире: на момент получения диплома университета Южного креста ему исполнилось 97 лет. Несколькими годами ранее в России 84-летний Ревкат Саляхутдинов успешно поступил в Казанский институт управления, экономики и права. И хотя два указанных случая все еще являются скорее исключениями из правил, нельзя не отметить, что средний возраст студента постепенно увеличивается и все больше людей находят время на получение образования, давно выйдя из общепринятого «ученического» возраста. Чем это обусловлено и какова специфика обучения взрослых – разбираемся вместе с экспертами, преподавателями Ассоциации Репетиторов.

Всего три-четыре десятилетия назад было принято считать, что, единожды окончив высшее учебное заведение и получив профессию, человек вовсе не обязан продолжать совершенствоваться в науках. Для тех, кто твердо решил построить академическую карьеру, действовали, разумеется, иные правила, однако остальные были вольны читать книги и ходить в музеи лишь на досуге, не боясь прослыть невеждами. К 23-25 годам люди, как правило, навсегда оставляли университет за плечами и смело шагали во взрослую жизнь, в которой не было места сессиям и рефератам.
В наши дни граница между студенческой и взрослой жизнью становится все более размытой. Так, в прогрессивных американских штатах и ряде европейских стран поступление в университет часто автоматически предполагает учебу в аспирантуре. В Финляндии, например, среди работников крупных компаний чаще встречаются те, у кого есть кандидатская степень, чем те, у кого ее нет. В столичном регионе России растет востребованность второго высшего образования, а также разнообразных курсов, предполагающих изучение иностранных языков, повышение компьютерной грамотности и т.д. Эта тенденция обусловлена рядом факторов:

  • Во-первых, медицина шагает вперед семимильными шагами, а продолжительность жизни увеличивается. Все чаще мы слышим о том, что правительство того или иного государства собирается поднять границу пенсионного возраста. Соответственно, жителям развитых стран уже не нужно спешить, чтобы успеть и поучиться, и поработать, и создать семью;
  • Во-вторых, само высшее образование перестало быть исключительной привилегией: да, в престижные вузы вроде МГУ и МГИМО поступить по-прежнему сложно, но почти в каждом маленьком городе теперь есть институт, а иногда и несколько;
  • В-третьих, в XXI веке технологии проникли практически во все сферы бытовой жизни и профессиональной деятельности. Людям старшего поколения, как правило, сложнее самостоятельно научиться уверенно владеть компьютером: им необходим компетентный педагог;
  • В-четвертых, конкуренция на рынке труда очень высока, и работодатели часто предпочитают взять молодого и перспективного сотрудника, нежели более опытного, но имеющего устаревшие представления о том, какие методы взаимодействия с клиентами наиболее эффективны. Чтобы стать конкурентоспособными, соискателям возраста от сорока лет бывает необходимо обновить свои знания об отрасли;
  • Наконец, в-пятых, сегодня обществом поощряется радикальная смена карьерного вектора: почти у каждого из нас есть знакомый библиотекарь, который, выйдя на пенсию, решил открыть свой бизнес, или бывший сотрудник НИИ, разочаровавшийся в науке и впоследствии добившийся значительно больших успехов в индустрии. Обычно подобные достижения невозможны без получения дополнительного образования.

Не вузом единым

Важно учитывать, что, говоря о дополнительном образовании мы далеко не всегда имеем в виду поступление в университет: за последние годы в российском сегменте интернета появилось немало качественных ресурсов, распространяющих научно-популярный контент и позволяющих в сжатые сроки самостоятельно пройти курс истории европейского искусства или теоретической химии. Пример тому – проект «Арзамас», который предлагает аудитории разработанные при участии ведущих ученых страны курсы в области гуманитарных дисциплин.

Источник фото

Многие российские и зарубежные вузы выкладывают в открытый доступ учебные материалы, и воспользоваться ими может любой желающий. Разумеется, полученные по такому принципу знания вряд ли позволят человеку получить работу в модной галерее или фармакологической компании, однако они, безусловно, поспособствуют развитию общей эрудиции, что, в свою очередь, позволит более уверенно чувствовать себя в обществе.
Кроме того, всегда можно воспользоваться услугами репетитора. Правда, хотя количество взрослых учеников, которые прибегают к помощи частных преподавателей с целью расширить кругозор, постепенно растет, большинство из них все-таки стремятся решить конкретную задачу, связанную с профессией или личной жизнью.
«Занятия со взрослыми значительно отличаются от занятий с детьми, — считает Яна Физулиевна, преподаватель английского языка, выпускница Московского государственного института международных отношений. – Во-первых, взрослый человек чаще всего обращается к преподавателю с практической целью, к примеру, для того, чтобы подготовиться к переезду в англоговорящую страну, сдать международный экзамен, продвинуться по карьерной лестнице, для путешествий и редко для саморазвития. Кстати, последняя категория учеников обычно наименее мотивирована ввиду отсутствия четкой цели. Ожидания от занятий у взрослых вполне реалистичные, они чаще всего соответствуют возможностям ученика, тогда как школьники склонны переоценивать, либо, напротив, недооценивать собственные способности».

«Разумеется, взрослые, которые сами решили учиться и сами оплачивают свое обучение, более мотивированы и относятся к занятиям более ответственно, чем дети, — соглашается Дмитрий Валерьевич, преподаватель математики, информатики и программирования, выпускник Московского авиационного института. – Ученикам младших классов, как правило, нет смысла объяснять, для чего им конкретное знание и чем оно может пригодиться в будущем. Главное, чтобы процесс обучения был для них интересен. Другое дело, когда выпускник готовится к сдаче ЕГЭ. В этом возрасте тоже редко имеет смысл что-то объяснять: ребята нацелены на выбранный университет, они прекрасно знают, какие им нужны баллы и какие задачи они должны уметь решать. Поэтому многих школьников 9-11 классов и студентов я бы также охарактеризовал как серьезных и ответственных учеников».

Какой он – взрослый ученик?

Безусловно, все люди – разные, и на десяток легкомысленных подростков обычно находится хотя бы один серьезный, сдержанный, способный блестяще усваивать материал и трезво оценивать свои силы. Однако, в целом, ученики, вышедшие из школьного и университетского возраста, действительно подходят к процессу обучения более осознанно, чем дети. Репетиторы отмечают и другие особенности поведения и отношения к занятиям, свойственные взрослым клиентам:

  • Если ребенок редко задумывается над вопросом, когда и в какой ситуации пригодятся ему математика и физика, то взрослый хочет найти способ применения полученным знаниям в недалекой перспективе;
  • Опыт накладывает на взрослого более глубокий отпечаток, чем на ребенка, и может как способствовать процессу обучения, так и тормозить его: допустим, один человек долгие годы работал в компании, где было принято часто проходить курсы повышения квалификации, и тратить время и деньги на занятия с репетитором для него – обычное дело. Другой же может сам иметь за плечами работу в сфере образования и будет постоянно пытаться навязать репетитору свой взгляд на то, как должны строиться занятия;
  • Для взрослого важную роль играет комфорт – в том числе психологический. Конечно, ребенку тоже мешает решать примеры жесткий стул, недостаточное освещение или резкий голос учителя, но взрослый лучше распознает свои эмоции, быстрее понимает, удается ему найти общий язык с преподавателем или нет, и может отказаться от услуг репетитора потому лишь, что не получает удовлетворения от общения с ним;
  • Взрослый дорожит своим правом иметь собственное мнение и считаться самостоятельной личностью. Преподавателю сложнее завоевать авторитет в его глазах, особенно если такой ученик занимает руководящую должность или является главой семьи.
Источник фото

«Взрослый человек понимает, что ответственность за результаты обучения лежит в большей степени на нем самом, — говорит Яна Физулиевна. — Поэтому он добросовестно подходит к выполнению заданий, вносит свои коррективы и предложения, проявляет больше инициативы, задает много вопросов на уроках и т.д., тогда как ребенка нужно вовлекать в учебный процесс, формировать интерес к предмету, культуре страны изучаемого языка».

Особенности преподавания взрослым

Очевидно, что зрелых учеников формально действительно можно считать более «серьезными», чем детей, подростков и молодых студентов. Значит ли это, что от занятий они ждут монотонности, постоянного напряжения и завышенных требований со стороны репетитора или университетского профессора? Отнюдь. Андрагогика – отрасль педагогической науки, исследующая теоретические и практические проблемы образования и воспитания взрослых – сформулировала несколько принципов, которыми стоит руководствоваться преподавателю при работе с взрослым учеником:

  • Принцип паритета. Ребенок, как правило, ищет в учителе наставника. Взрослому же важно чувствовать, что они с педагогом находятся в одной связке, имеют равные права, движутся к единой цели и оба могут беспрепятственно вносить коррективы в процесс обучения;
  • Принцип индивидуального подхода. С детьми учитель зачастую отрабатывает устоявшиеся модели подачи материала: готовит к экзаменам или «подтягивает» по предметам школьной программы. У взрослого ученика обычно есть особые ожидания от уроков. Чтобы удовлетворить их, преподаватель должен, во-первых, иметь о них четкое представление, а во-вторых, уметь перестраивать курс занятий под конкретные требования и при необходимости импровизировать;
  • Принцип свободы выбора. Поскольку вопрос дисциплины в случае с взрослыми не стоит остро, преподавателю нужно принимать как данность тот факт, что цель занятий определяет не он, а также научиться прислушиваться к мнению ученика, когда тот говорит, что ему не подходит та или иная методика;
  • Принцип диалога. Преподаватель всегда должен быть готов обсудить с учеником их совместные занятия, выслушать его сомнения и страхи, поделиться своими ощущениями, не побояться сказать, что прогресс идет слишком медленно, или, наоборот, указать ученику на его сильные стороны и предложить сделать упор на упражнения, которые ему лучше удаются;
  • Принцип увлекательности. Даже если взрослый обращается к репетитору с конкретной практической целью, толк от занятий будет минимальным, если они окажутся скучными, однообразными и чересчур академичными. Преподаватель должен уметь поддерживать интерес к своему предмету вне зависимости от возраста подопечного.

Знания – сила

Помимо всего прочего, педагогу необходимо четко понимать, что взрослый человек, в отличие от ребенка, обременен множеством обязательств. Ему нужно ходить на работу, заботиться о семье, вести быт, отдыхать, в конце концов. Он не может посвятить всего себя урокам. Собственно, в силу всего вышеперечисленного у него вообще может не быть ни времени, ни сил, ни желания получать дополнительное образование. И в этом нет ничего постыдного: у каждого свой путь.

Источник фото

«Некоторые виды деятельности обязательно требуют наличия богатого практического опыта, который компенсировать теорией нельзя, — говорит Дмитрий Валерьевич. — Разумеется, требования к уровню актуальности профессиональных знаний дворника, программиста, врача или юриста будут разными и в отдельных случаях – критичными. Во время преподавания информатики я часто сталкивался со студентами-заочниками, которые работали, например, поварами. На определенном жизненном этапе они самостоятельно приходили к осознанию необходимости получения не только высшего образования, но и некоторых элементарных навыков, которые были ими упущены еще в школьные годы. Зачастую именно эти студенты оказывались наиболее активными и любознательными.

Тем не менее, базовые знания все же лучше получать «в нужное время и в нужном месте» – в школе и университете. Одновременно работать и учиться тяжело, а найти хорошую работу без образования – тем более. Если к сказанному добавить семейно-бытовые проблемы, то становится очевидно: для учебы в зрелом возрасте необходима как высокая мотивация, так и значительные финансовые, временные и иные возможности».

В то же время, шведский социолог Александр Бард в книге «Netoкратия» утверждает, что на смену исторической парадигме, в которой главенствующая роль отводится деньгам, вот-вот придет строй, предполагающий переход власти от толстосумов к тем, кто владеет информацией. Именно информация, по Барду, в XXI веке станет как главным орудием борьбы в международных и внутригосударственных конфликтах, так и эффективным инструментом, с помощью которого отдельные личности и целые страны будут прокладывать путь в светлое будущее.

Информацией о себе и мире человек обогащается во многом за счет образования, и в этой связи принятие решения поступить в университет или начать заниматься с репетитором, когда тебе уже больше сорока или пятидесяти лет, не просто способствует материальному и социальному благополучию, но и фактически становится жизненной необходимостью.
Источник заглавной картинки

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s